+7 (985) 298-55-21

+7 (916) 589-56-87

0
Корзина
 x 
Корзина пуста

Актеры и маски
Особое место среди сюжетов нэцке занимает тема театра — изображения актеров и сиен из спектаклей, миниатюрные маски. В Японии сложилось несколько театральных форм (Бугаку, Гигаку, Но, Кёгэн, Сато-кагура), характерной особенностью которых было использование масок.

Все они в определенной степени получили свое отражение в нэцке.

 

Чаше всего встречаются изображения масок театра Но и Кёгэн. Театр Но — театр высокой трагедии, а Кёгэн — театр комедийного пьесы которого традиционно исполнялись в качестве интермедий в классическом спектакле Но. Маски Но и Кёгэн не привязаны к какой-либо конкретной роли, а обозначают различные амплуа: люди (старик, старуха, молодая женшина), сверхъестественные существа, боги и демоны (бакэмоно, хання, бэсими). Несмотря на определенное сходство, маски имеют и явные различия: маски Но носят обобщенный, символический характер, а маски Кёгэн — гротескный. Многие из масок Но и Кёгэн (порой измененные до неузнаваемости) были заимствованы народным театром Сато-кагура, в котором существовали и свои собственные персонажи (усофики, каппа, ямабуси).

Отдельную группу составляют маски театра пантомимы Гигаку («актерское искусство») и танцевального действа Бугаку («искусство танца»). «Львиный танец» — самый популярный номер Гигаку, прочно вошедший в анналы японской театральной традиции и часто изображаемый в нэцке. В Бугаку каждая маска предназначалась для одного таниа и носила его название (Ранрё-о — «король-дракон»).

Бытовой жанр
Основоположником этого жанра считается эдоский мастер XVIII века Мива Хиромори, который первым ввел в обиход резчиков нэцке сюжеты, связанные с обычной жизнью горожан, а также с простонародным (обытовленным) отношением к божествам.

Самую многочисленную группу в бытовом жанре составляют изображения людей, занятых повседневными делами: уличные торговцы, разносчики рыбы, массажисты, резчики масок, отдыхающие путники, играющие дети, стирающие белье или моющиеся женщины, подвыпившие прохожие, слепые, иностранные купцы. Зачастую эти нэцкэ носят юмористический (зашифрованные анекдоты и поговорки) или философский (символы и аллегории) характер. Модель, изображающая лошадь, вылезающую из тыквы, — наглядная иллюстрация пословицы «хётан кара кома», обозначающей неожиданное явление. Примером же скрытого символического подтекста может служить известное изображение женщины, мокшей пол, который имеет форму иероглифа «кокоро» (что значит «душа»). С середины XIX века смысловое содержание отходит на второй план: бытовые нэикэ приобретают более этнографический оттенок, в них все внимание обращено на достоверность изображения национальных костюмов, орудий труда, домашней утвари и т.п. поскольку изготавливаются на экспорт.

Демоны, духи, привидения
Многочисленную группу в японской мифологии составляют демонические персонажи: среди них бакэмоно (сверхъестественные существа), они (духи), ведьмы, чудовища, привидения.

Вот некоторые из них:
Они — большие злобные клыкастые и рогатые человекоподобные демоны, образы которых были заимствованы из буддизма. Они считались обитателями ада, бесами-мучителями, способными вселяться в тела людей и всячески вредить им. Их нередко изображали прислуживающими или развлекающими владыку ада — Эмма-о. Главный враг они — Сёки (кит. — Чжункуй), дух-укротитель демонов.

Сёдзё — демон глубин, получеловек-полуобезьяна, с рыжими волосами и зеленой кожей, сильный, злобный, весьма пристрастен к вину. Сёдзё в японском языке — синоним слова «пьяница», поэтому часто их изображают пляшущими с большой бутылкой сакэ или сидящими в чаше сакэ.

Каппа — водяной дух, живущий в реках и озерах. Он ростом с десятилетнего ребенка, похож на черепаху, с панцирем, плоским клювом и зеленой кожей, пальцы рук и ног снабжены перепонками, на голове выемка, в которой он сохраняет воду, выходя на берег, тело у каппа клейкое, от него исходит дурной запах. Каппа — зловредное существо, он имеет обыкновение затаскивать людей и лошадей в воду и пить их кровь, но если его победить, он начинает служить людям: особенно полезен рыбакам, загоняя рыбу в сети.

Животные
Звериная тема — одна из самых любимым тем японского искусства. Это, в первую очередь, изображения циклических животных (знаки Зодиака), обладающие благопожелательной или охранительной символикой (эти нэцке служили талисманами для своих владельцев), и мифологические персонажи, наделенные магическими способностями. Среди них белый кролик, который живет на луне, собирает там волшебные травы и готовит из них эликсир бессмертия, кицунэ (лиса-оборотень), способная принимать облик молодой девушки и морочить людей, и тануки (барсук-оборотень), прославившийся бесчисленным количеством всякого рода проделок. Любимым занятием барсука было морочить буддийских монахов, и одна из самых известных историй о тануки связана с храмом Мориндзи в городе Татэбаяси. Там жил монах по имени Сюкаку, у которого был старенький котелок для чая. Однажды он поставил его на огонь, чтобы приготовить себе чашечку чая. Но как только чайник коснулся огня, у него появились барсучья морда, лапы и хвост. Чайник-барсук неожиданно взлетел вверх и стал кружить по комнате. Монахи еле-еле загнали его в коробку, и от греха подальше решили продать волшебный чайник бродячему лудильщику. С помощью этого чудесного чайника лудильщик заработал себе целое состояние, а после вернул его обратно в храм.

Ситифукудзин (Семь богов счастья)
Один из самых популярных сюжетов в японском искусстве периода Токугава, обозначает группу из семи богов счастья, в которую входят Бисямонтэн, Бэндзайтэн, Дайко-кутэн, Хотэй-осё, Фукурокудзю, Азюродзин и Эбису. Их появление традиционно связывают с отрывком из сутры «Нинно хання кё», в котором говорилось, что при правильном следовании законам, изложенным в сутре, «семь несчастий немедленно исчезнут, а семь благ тут же явятся». В нынешнем составе образ Ситифу-кудзина сложился к середине XVIII века. Божества, вошедшие в него, в большинстве были заимствованы из буддизма и даосизма.

Бисямонтэн — буддийское божество. Он существовал в двух ипостасях: небесный рыцарь, страж Севера и бог процветания и богатства. Всегда изображался в виде грозного воина, облаченного в самурайские доспехи, с трезубцем, мечом или пагодой в руке.

Бэндзайтэн — единственное женское божество — тоже была заимствована из буддизма. Она богиня вод, покровительница музыки, красноречия и детей. Изображалась с лютней (бива) в руках и иногда со свернувшейся змеей в высокой прическе.

Аайкоку — главный среди богов счастья, божество богатства и изобилия. Его образ пришел из индуизма, где он был гневным божеством с шестью руками и тремя лицами. В Японии Аайкоку выступает исключительно как покровитель крестьян, домашнего очага и бог счастья. Изображался в костюме каригину, в шапке тори-эбоси, с волшебной колотушкой, исполняющей желания, и мешком богатства за плечами.

Хотэй («холщовый мешок») — бог сострадания и изобилия, считался воплощением счастья и беззаботности. Изображался в виде толстого смеющегося монаха с огромным животом и холщовым мешком за плечами, с веером или четками в руках, нередко в окружении веселящихся детишек.

Азюродзин и Фукурокудзю — божества даосского происхождения. Фукурокудзю — бог мудрости и долголетия, изображался старцем с необычайно вытянутым черепом, в сопровождении журавля (символ долголетия) или с черепахой в руках (символ мудрости).

Азюродзин — божество долголетия, очень похожее на Фукурокудзю. Он изображался в виде седобородого старца с теми же атрибутами, что и у Фукурокудзю, однако чаше с посохом, к которому привязан волшебный свиток, хранящий тайны бессмертия и долголетия.

rnrn

Эбису — единственный синтоистский персонаж, покровитель рыбаков и торговцев, бог удачи и трудолюбия. Изображался в виде веселого рыбака, в высокой шапке с заломом, с удочкой и огромной рыбой тай (морской карась). Считается, что он сын Аайкоку, поэтому они нередко изображались в паре как покровители домашнего очага.

Сэннины
Среди многочисленных религиозных персонажей в японском искусстве были популярны даосские образы, и, в первую очередь, сэннины. Сэннины (кит. — сянь) — даосские бессмертные, святые, отшельники, наделенные сверхчеловеческими способностями. В нэцкэ изображались многие сэннины, но некоторые образы встречаются чаше других. Прежде всего, это Гама-сэннин («Бессмертный даос с жабой») — святой, воспринявший от жабы секрет долголетия и прославившийся как маг и врачеватель. Он изображался в виде бородатого пучеглазого старика в оборванных одеждах с жабой на плече.

Тэккай (кит. — Ли Тегуай) был известен своими удивительными перевоплощениями и духовными странствиями. Он изображался в виде оборванного хромого старика с железным посохом в руках, т.к. однажды дух Ли Тегуая вышел их тела, а, возвратившись, не нашел его и вселился в тело только что умершего нищего.

Кинко — святой, живший, по преданию, в эпоху Чжоу (1122—247 гг. до н.э.), в княжестве Чжао. Легенда гласит, что однажды он пообешал своим ученикам опуститься на дно озера и вернуться через месяц. В положенный срок на берегу собралось более 10 тысяч зрителей, и из вод озера появился Кинко на огромном карпе.

Бессмертный Тёкаро (кит. — Чжан Голао) был владельцем волшебного мула, который мог уменьшаться во много раз и помешаться в бамбуковую трубочку или тыкву-горлянку. В нужный момент Голао вытряхивал мула из тыквы, прыскал на него водой, и он принимал нормальный размер.

Необычным, даже вызывающим поведением отличался сэннин То-босаку (кит. Дунфан Шо). Самая известная история о Лунфан Шо рассказывает о том, что он украл у Сэйобо («матушки-владычицы Запада») персик бессмертия, предназначавшийся для императора, и сделался бессмертным.

Нередки изображения в нэцке и сэннина Тиннана (Чэнь Нань) с чашей, из которой он выпускает дракона, владыку водной стихии, и Бусиси (У Чжи Ши), летающего на развернутом свитке, и Иккаку (однорогого), поскольку его мать была оленихой, и других, менее популярных персонажей. Все образы сэннинов ассоциировались с пожеланиями здоровья и долголетия.